Филин
  • oohoo

О «ротшильдах» и «рокфеллерах» - необходимые уточнения

В этом журнале для описания сложной политической реальности иногда используются такие термины как «ротшильды», «рокфеллеры», вообще говоря, весьма не точные и способные ввести читателей в заблуждение. Использовать термины «банкстеры-менялы» и «банкстеры-пираты» было бы более правильным с точки зрения указаний именно на современные реалии на уровне глобальных элит, имеющие непрямое отношение к реалиям США столетней давности, в которых были действительно Ротшильды и Рокфеллеры как лидеры банкирских коалиций - соучредителей ФРС и долларовой системы.

Collapse )

Иона Якир: как красный командир с китайскими наёмниками уничтожал донских казаков



В период Гражданской войны в России (1917–1922 гг.) большевики во главе с В. И. Лениным клеймили белогвардейцев за сотрудничество с иностранцами (интервентами). В красной пропаганде белые непременно выступали как марионетки Великобритании, Франции, Японии и в меньшей степени США. Однако большевики не только сами сотрудничали с иностранцами (например, латышами и финнами), но и использовали их в боях (что белые делали относительно редко) и в практике красного террора.
Collapse )

Кнопка
или



  • palaman

Хозяин Игры престолов


"Я рассеял надменных в помышлениях сердца их,
низложил сильных с престолов и вознёс калечных"

Песнь Мартина в кратком изложении
(для знающих Евангелие)


В этой краткой заметке я хочу предложить уважаемому читателю своё толкование на нашумевший сериал "Игра престолов".

Конечно же, многим оно не понравится; оно не очень-то нравится и мне самому. Но я уверен, что оно верно и даже несомненно, так что всякий, кто смотрел этот фильм, вынужден будет согласиться со мной, пусть даже скрепя сердце. Собственно говоря, оно самоочевидно, как и всё в Бессознательном. Мы не осознаем наше Бессознательное лишь потому, что это нам неприятно; мы предпочитаем кое-что не знать о себе. Но однажды узнав, нам волей-неволей приходится принять его, пусть порой и не сразу, а после долгого и ожесточенного сопротивления.

Итак.

"Игра престолов" это история о том, как нечистый дух (или духи), известный среди людей под псевдонимом Трёхглазый Ворон, захватил власть в Шести Королевствах. Чтобы достичь этой цели, ему пришлось извести под корень практически всю местную элиту и поставить во главе этого государства своего человечка (Брана Старка).

Тут сразу надо отметить, что Трёхглазый Ворон является по совместительству музой, которая и вдохновила создателей этой грязной, кровавой, но по-своему занятной истории. Иными словами, Трёхглазый Ворон есть настоящий бог того вымышленного мира, в соавторстве с которым все они (Мартин, сценаристы, художники и актёры) его и сотворили совместными усилиями.

В первой же серии первого сезона Трёхглазый Ворон делает из Брана Старка "заготовку", провоцируя Джейме Ланнистера покалечить мальчишку, сбросив его со стены, чтобы таким образом отнять у него все материальные возможности развития и целиком посвятить себя миру духов. Затем он устраивает жуткую междоусобицу среди элиты Вестероса, в ходе которой погибает значительная часть этой элиты. Затем натравливает на Брана Старка фэнтезийного Короля Ночи, который добивает практически всех недобитых. Наконец, оставшихся ликвидирует Дайанерис Таргариен, а затем и её саму тоже ликвидируют. В итоге в живых остается чуть ли не единственный Джон Сноу, которого правдами-неправдами высылают на Север под смехотворным предлогом. После всего этого площадка для Трёхглазого Ворона расчищена, и вуаля - профит.

Если проследить логику событий, то становится видно, что все грехи и преступления, совершенные персонажами, прямо или косвенно служат достижению одной и той же цели - сверхцели Трёхглазого Ворона. Это даёт мне право называть этого духа "нечистым" с достаточным для того основанием - даже в глазах неверующего зрителя. Многие, досмотрев фильм до конца, ощутили разочарование - и именно потому, что в общем-то в финале мы видим, что порок восторжествовал, а добродетель оказалась для своих носителей бесплодной, а чаще и смертоносной.

Если оценивать события этого фильма христианской меркой, то там почти безусловно и по всем фронтам победило зло. Потому что мы верим, что человек не должен служить духам. Служение духам унизительно для человека, потому что Бог стал именно человеком, вознеся тем самым человеческую природу превыше всего тварного, на Божественную высоту. Но это всего лишь христианская мерка. Представители других религий могут не согласиться с такой оценкой, а атеистам можно в утешение напомнить, что "Игра престолов" это вымышленный и несомненно созданный мир. А всякий созданный мир, хотим мы того или нет, самим по себе фактом своей созданности волей-неволей иллюстрирует идею созданности и нашего, реального мира.

В заключение не могу не увязать "Игру престолов" с эсхатологией.

Неслучайно многие отмечают, что развязка сериала оказалась одновременно и по-своему логичной, и весьма неубедительной. (Хотя, казалось бы, логика это и есть убедительность в чистом виде?) С одной стороны, мы получили в финале в общем-то именно то, к чему нас вели с первых кадров фильма. Но с другой стороны, всякому человеку интуитивно ясно, что в реальном мире "так дела не делаются".

Сделать Брана правителем Шести Королевств было логично по законам мира, созданного музой Брана. Но весьма нелогично по законам реального мира. Даже если принять в качестве допущения драконов, армию зомби, зеленый огонь и прочие фэнтезийные условности, которые понадобились музе для её проделок - всё равно нелогично. Сама ткань, сама логика человеческой жизни противится тому, чтобы всякие там Трёхглазые становились "королями". Человеческим миром должны править люди, и точка. Всё остальное - натяжка.

Но всё-таки будет в человеческой истории один момент, когда на престоле всемирного царства сядет человек греха, именуемый в Библии "зверем", которому "дракон" (то есть, сатана) отдаст всю свою власть, и славу, и силу. На краткое время (не более трёх с половиной лет) в нашем реальном мире осуществится то, что осуществилось в финале "Игры престолов". И потому этот сериал можно считать пророческим: Антихрист придёт к власти не обычным путем, он не будет опираться на собственную властную группировку, как не опирался Бран Старк, но "пойдет другим путем", который мы сегодня назвали бы "фэнтезийным". И по дороге ему так же точно придется уничтожить в кровавом междоусобном замесе всех своих конкурентов - нормальную, привычную для нас человеческую Власть - но уничтожить так, что он не будет выглядеть виновником войны, а напротив, спасителем человечества. Примерно как Бран Старк.

[Дополнение от Крылова]UpDated: интересные подробности от Крылова: как именно делались дела, на какие пороки и тайные склонности воздействовал Трёхглазый Ворон, чтобы добиться своей цели. Немного фрейдизма.

Цитирую:

Честно скажу – до просмотра последней серии «Игры Престолов» я сочинил вариантов двадцать финала. В большинстве из них Дейенерис гибла, а Санса получала корону Севера. Но вот именно того, что нам показали – нет, не ждал. Просто потому, что думал – сценаристы не будут же совсем уж плевать на все законы драматургии?

Однако, уже посмотрев финал и подумав, я понял, что ошибался. Финал логичен. Просто нужно было верить своим глазам и придерживаться наиболее реалистичной интерпретации того, что показывают.

Давайте посмотрим на героев.

Начнём с матери драконов, Дейенерис Таргариен. То, что она лесбиянка (а точнее – би, но склоняющаяся всё-таки к лесби), было понятно с самого начала, при сценах с Миссандеей. Ясно, что это две влюблённые женщины. И что блондика доминирует.

Мужчин Дейенерис воспринимает как орудия для достижения своей цели, не более (это касается и её первого мужа, кхала Дрого, который был нужен для завоевания Вестерроса). Но вообще она предпочитает общество евнухов – желательно, влюблённых в неё. Идеал мужчины для неё – Серый Червь.

То, что она любит устраивать пожары, нам показывали несколько раз: когда она взошла на погребальный костёр, когда сожгла шатёр с кхалами, а также сцена в доме Бессмертных. Во всех случаях огонь её не тронул. Более того – после каждого пожара она получала новые возможности. Так что Дейенерис хорошо усвоила: в любой тяжёлой ситуации – жги.

Серсея же, при всех её пороках – типичная гетеросексуалка. К Дейенерис она чувствует отвращение. И с удовольствием убивает её любовницу Миссандею.

Только ли поэтому? Нет, конечно. Она сознательно провоцировала Дейенерис, поскольку это был её последний шанс на жизнь или на непостыдную смерть. Она всё поставила на то, что её противников уничтожит армия Царя Ночи. Кто ж знал, что достаточно убить главного, чтобы вся армия превратилась в гору трупов? А при таком раскладе дело Серсеи было проиграно. Планомерная осада города привела бы к тому, что недельки через две Серсею выдали бы Дейенерис. Учитывая, что Серсея очень тяжело переносит унижение (вспомним ситуацию с «воробейшеством»), она предпочла бы смерть. К тому же провокация могла бы привести к каким-нибудь ошибкам Дейенерис. Вдруг удалось бы подстрелить последнего дракона? Это шанс. И наконец, во время успешного штурма можно и сбежать. Она и сбежала бы с братцем, и только разрушение сводов тому помешало.

Это подводит нас к тому, что в устроенной Дейенерис «бомбардировке Дрездена» был вполне понятный смысл. Она хотела максимально затруднить Серсее бегство. А то очень уж мило получается: колокола звонят, армия победителей входит в город, а где Серсея? А нэту! Ушла огородами! Все делают невинные глазки, никто ни в чём не виноват. «Как-то так получилось». А Серсея на кораблике плывёт вместе с полюбовничком. Потом она снова затеет интриги, будет рассылать подмётные письма, что-то обещать, натравит одного на другого… «всю жизнь со мной воевать будете, дураки». Но это если гуманничать. А вот по горящим улицам особо не поскачешь. Даже если дракон не сожжёт – так толпа растерзает. «Вот она, всё из-за неё!»

И ведь Дейенерис оказалась по факту ПРАВА. Сладкая парочка чуть не ушла подземным ходом, и если бы не учинённый драконом звиздец – ушла бы. А так их завалило… В общем, с ума она не сходила – она всегда была именно такой и действовала именно так.

Теперь посмотрим на Джона Сноу.

Мне этот персонаж с самого начала казался крайне неприятным. Постепенно стало понятно, в чём дело: Джон Сноу в сериале – мазохист и суицидник с подавленными гомосексуальными наклонностями. Учитывая биографию, это отчасти понятно, но симпатий всё равно не прибавляет.

При этом принять свой пассивный гомосексуализм он не может (воспитание не позволяет), но он всю жизнь стремился к чисто мужскому обществу, где над ним будут всячески доминировать старшие товарищи. В этом смысле Ночной Дозор для него – наилучшее место. Правда, и там он – так и не получивший мужской любви, которой хотел – продолжал стремиться к смерти. Чтобы мужчина воткнул в него… хотя бы нож. Он этого долго добивался и добился. Но его воскресили - вот же подляна!

Его роман с Дейенерис мучителен для них обоих. Ей он нужен затем же, зачем ей вообще нужны мужчины (сцена, когда он впервые летит на драконе, на это указывает однозначно: «упадёшь – скажу «приятно было познакомиться»). Джона Бурерождённая отчасти привлекает – так как является подавляющей натурой, а мазохисту нужно, чтобы его кто-то подавлял. Все эти его многословные излияния «ты моя королева, ты моя королева» - это просто «будь моей Госпожой, выпори меня». Плётка и страпон могли бы спасти эту пару. Но увы – дикое время, дикие нравы. Страпонов в Семь Королевств не завезли в нужном количестве. Не доработал Мизинец со своим бордельным бизнесом.

Почему Сноу убивает свою королеву? Потому что подсознательно стремится к смерти, а убийство королевы – лучший способ её заслужить. То есть – он прекрасно понимал, что его либо сожжёт дракон, либо казнят приверженцы Дейенерис. Тирион только указал ему на такую прекрасную возможность. Что называется, подал идею.

Теперь о технике. Бурерождённая на протяжении всего сериала практически никогда не оставалась одна. Потому что очень хорошо понимала, насколько важна охрана. Опасалась она примерно всех. Сноу она доверять перестала – если вообще когда-нибудь доверяла. Но вот ножика в сердце от него не ждала совершенно. Потому что не могла этого просчитать. Со своей-то жизнелюбивой натурой. А между тем использование мазохистов и суицидников – это классика. Александра Дюма читать надо.

Но вот невезуха – смерть опять прошла мимо: дракон не стал его жечь и унёс тело королевы. Что психологически важно: наличие трупа привело бы к тому, что Сноу зарезали бы на месте.

Кстати. Откуда, собственно, все узнали, что случилось с Дейнерис? Свидетелей убийства не было. Дракон унёс тело. Джон мог спокойно сказать – «дракон сжёг Железный Трон, госпожа разгневалась и надавала дракону туфлей по морде, дракон впал в ярость, сжёг её и улетел». Или ещё проще – «госпожа сказала – злые вы, уйду я от вас, раз вы мной недовольны, приказала дракону сжечь Железный Трон и улетела на нём». Подозрения, конечно, были бы, но именно подозрения… А тут – все всё знают до деталей. Откуда? Очевидно – от самого Джона Сноу. Человечек САМ ПРИЗНАЛСЯ. Причём в деталях – «и тут-то я её, голубушку, чик ножом в сердце, она и не охнула».

В принципе, Сноу вполне заслужил костёр или хотя бы удар меча. Но в его судьбу вмешались родственницы, и получился торг, финалом которого было отправление незадачливого Джона обратно в Ночной Дозор. Смысла в этой организации больше нет никакого: Белые Ходоки уничтожены, а одичалые не представляют большой опасности, если их не держать за Стеной… В общем, понятно, что эта лавочка нужна только для Джона. Другого смысла в ней нет.

Зато там Сноу есть шанс встретиться со своей истинной любовью, Мансом Налётчиком. Может, у них что и получится? Хотя, конечно, настоящее счастье Сноу мог бы обрести с Рамси Болтоном. Эх, не поняли они друг друга! А всё было так возможно!

Немного о политических итогах сериала. Избрание королём Брана Старка – инвалида, полностью зависящего от других людей, заведомо бездетного и к тому же постоянно говорившего, что всё человеческое ему отныне чуждо – означает только одно. Править этот король не будет. Почему Бран и соглашается. И делает Тириона своей десницей. Ну то есть реальной властью будет он. Да, а Брана выдвигает сам Тирион. То есть они заранее сговорились. Причём наиболее важные фигуры, видимо, были в курсе сговора.

Что ж, это лучший выбор. Тирион единственный, кто может сохранить хоть какое-то единство территорий. Учитывая же его здоровые мужские инстинкты и жизнелюбие, можно ожидать, что он-то потомство и произведёт. И если не все там будут карликами – можно ждать появления новой династии.

Санса выговорила себе независимость Севера и королевское место. Ну, к этому она шла всю дорогу, оно и понятно. С другой стороны: а кому нужен этот Север? Это большая, но малонаселённая территория без ресурсов. Вообще, там холодно. Где холодно – так ад и мерзость, Winterhell. Империя Тириона если и будет прирастать чем, то Югом, где благодать, огромные урожаи, сладкие плоды и очень много людей. У северян же есть единственный экспортный товар – они сами. Это неплохо, «гасконцы» тоже нужны, если уметь их правильно готовить. Тирион, вероятно, справится.

А если не справится? Тогда через какое-то время все, зализав раны, вцепятся друг другу в глотки. Начнётся bellum omnium contra omnes.

Так что Арья Старк поступила очень благоразумно, «уплыв за закат». Девочка вообще отличается крайней живучестью и отлично развитой интуицией. И, похоже, интуиция ей подсказала – делай отсюда ноги, тут такое начнётся, что тебе предыдущая жизнь раем покажется. Кстати: а куда это делся интересный человек Якен Хгар? И вообще Безликие? Может, они чего знают? Например, что на Западе тоже есть земля, и населяют её довольно примитивные дикари?

***



Государь Император Николай Александрович в отличии от Сталина, не только не боялся выезжать на Фронт, но ещё и не боялся своих собственных солдат - лично посещая госпитали и лазареты под которые отдал личные резиденции. Зимний дворец, Царское село, Ливадию...
сефард
  • lilibay

Португальцы и Третий Великий Шёлковый Путь.



Всё просто, обитатели края земли португальцы  не могли организовывать экспедиции в Индию не имея морских традиций, научных знаний и ресурсов которые сегодня были бы сопостовимы с высадкой человека на Луне. Значит надо искать тех, у кого эти ресурсы были.
Все ресурсы Евразии до открытия Америк концентрировались на Великом Шёлковом Пути, кто его контролировал, тот и держал банк. Опуская промежуточные этапы можно сказать, что во времена Крестовых походов Первый Путь, через Иран и Гоби контролировали сунниты-Аббасиды, а Второй Путь, через Красное море и Индийский океан, исмаилиты - Фатимиды.
Как известно суннит Саладин выпилил Фатимидов из Египта, а заодно и их союзников тамплиеров из Иерусалима. Взяв Эйлат в 1170 году он же положил конец попыткам создания альтернативного ВШП через Акабский залив и тем обесмыслил существование Оутремера, как экономической самостоятельной величины. На пустыных землях Палестины существование самостоятельного феодального государства с достаточной плотностью населения для обеспечения его безопасности был невозможно. Транзитная торговля давала шанс, который в дальнейшем был частично реализован в Акрском королевстве, но "слишком поздно и слишком мало". Бенефициары ВШЛ-2, исмаилитские общины Западной Индии и Йемена (бохра и ходжа) лишённые покровительства единоверцев Фатимидов были готовы оказать содействие любым альтернативным проектам. Тамплиерам, знакомым с ситуацией в Индийском океане надо было только создать альтернативный центр силы. Почему была избрана маленькая Португалия, а не, к примеру, большая Франция? Имено потому, что маленькая и была возможность а) контролировать, б) заинтересовать. К тому же, после Филиппа Красивого деятельность тамплиеров во Франции была очевидным образом ограничена. Дальнейшее хорошо известно; Энрике Мореплаватель, орден Христа, навигацкая школа в Сагреше, оберватория в Лагуше, балтийские когги вооружённые средиземноморским латинскими парусами ставшие каравеллами, и хариджит Ахмад ибн Маджит приведший хрупкие каравеллы Васко да Гамы в Индию за две недели до начала летнего муссона которые они вряд ли бы пережили. Остаётся добавить, что путь вокруг Африки арабам был известен, но не использовался из-за очевидной экономической бессмысленности при наличии удобного и безопасного Красного моря.
Нищие, голодные, безумно смелые и столь же жестокие португальцы оказались ещё и безумно жадными, чтобы позволить себя использовать в качестве пушечного мяса в корпоративных войнах в бассейне Индийского океана.
За XVI-XVII века население Португалии уменьшилось наполовину, с 1 млн. до 500 тыс.
"Жить ты будешь красиво, но недолго" (с).
граф

"Влюбленный в любовь". Виктория Хислоп

В ту зиму дождей было мало, а потому земля затвердела. На вскапывание уходило много времени, гораздо больше, чем обычно, но Костас Арванитис вовсе не возражал против работы в сумерках, после захода солнца, когда над горами поднималась луна и кипарисы на склоне казались острыми клинками.

Он весь день работал в саду, копал, копал, пытался подготовить землю к посадкам. Участок занимал несколько гектаров, на одной половине его росли апельсиновые и оливковые деревья. Около восьми Костас решил закончить работу.

То была любовь не с первого взгляда, а с первого звука. Его лопата во что-то уперлась. Нет, он услышал не тот металлический лязг, от которого у него сводило челюсти, не скрежет лезвия, врезавшегося в камень, — частое явление в гористой местности, где землю постоянно приходилось очищать от камней. На сей раз раздался другой звук. Звонкий, протяжный, как длинная музыкальная нота, чистый, колокольный — он такого никогда не слышал.

Уже почти стемнело, и Костас нагнулся посмотреть, на что наткнулась лопата. Отчетливо разглядеть что-либо он не сумел, ногтями соскреб немного земли, и обнажилась часть поверхности — белой и твердой. Костас попытался вытащить предмет, но тот крепко сидел в сухой почве. Придется отложить до завтра, решил Костас. Собрал инструменты, поднялся, выгнулся назад, чтобы размять спину. Услышал, как скрипят его кости. Для него, стареющего человека, многочасовая физическая работа была почти непосильной нагрузкой, но именно этот клочок земли заставлял Арванитиса подниматься по утрам и жить дальше.

Он побрел по соседней оливковой роще, щелкая зажигалкой, чтобы не сбиться с пути среди деревьев. От его кипоса до дороги, где он оставлял машину, было около километра, а носить тяжелый инструмент становилось все труднее. В темноте на дорогу у него ушло полчаса.

Он не торопился. Двадцать минут спустя он уже добрался до деревни и даже заглянул в киоск, а потом в кафенион , чтобы оттянуть возвращение домой. Collapse )
  • palaman

Определение Власти

Читатель :

Извините, но я Вашу теорию не разделяю. Вы преувеличиваете управляемость мировых процессов.

Владеть не значит управлять. Владеть значит не допустить конкурентов к Управлению.

Владеет сеном тот, кто посадил на него свою собаку. Более ничего.
Управлять миром или даже половиной мира и впрямь нереально, если ты не Бог. А вот владеть -- вполне.
Можно не дать управлять другим. Всё.


Теория Власти начинается с того, что мы чётко различаем во власти два принципиально разных аспекта: Власть и Управление. До тех пор, пока люди будут смешивать эти понятия в единой смутной "власти", они ни за что не смогут разобраться в устройстве современной власти, которая как раз и основана на последовательном разделении Власти и Управления. Владеют одни, а управляют другие. (См. Естественное и искусственное государство. Главная мистификация России: как нас дурачат.)
Владелец фирмы это одно, управляющий менеджер это другое.

Паки и паки повторю свою старую метафору (которая уже стала, кажется, классической):
Владелец машины сидит на заднем сиденье, незаметный серый воробушек. А управляет автомобилем шофёр, который и привлекает внимание детей. Шофёр в глазах ребенка - самая важная фигура! Поэтому весь мир с увлечением следит и обсуждает действия шоферов - Путина, Трампа, Меркель, Макрона и прочих. Взрослый человек подобен ребенку, когда он неразумен.

В связи с этим, позвольте мне предложить сомневающимся немного конспирологии от свинки Пепы.

Королева Англии для зверят, просто и доходчиво. Главное, кратко (смотрите с момента 1:10):
- Если Королева вас о чем-то ПРОСИТ, это НАДО исполнить.



Мне польстило, что моя метафора Власти и Управления (владелец и водитель автобуса) была так изящно и непринужденно использована авторами выпуска. Молодцы. Я не претендую на авторские права, ведь я являюсь их убежденным противником.

Различать Власть и Управление придумал не я. Это сделали Хазин и Щеглов - и за это им честь и хвала.

Всё, что я хочу сделать сегодня - это дать чёткую дефиницию собственно феномена Власти, в отличие от Управления. В "Лестнице в небо" Властью (с большой буквы) называется властная группировка, то есть, субъект Власти. Потом я предложил расширить это понятие, назвав Властью коалицию властных группировок, противостоящую конкурирующей Власти.
Всё это хорошо. Но ведь надо же определить и функцию этого субъекта, функцию Власти: что она делает? Она владеет. Вот я и определяю: владеть каким-либо объектом значит иметь возможность не позволить управлять этим объектом твоим конкурентам.

По совести, надо бы дать заодно и чёткое определение понятию Управления. Но я отложу это на потом. Мухи отдельно, котлеты отдельно.

Пока же замечу, что из такого определения Власти (как функции) чисто логически вытекает несколько важных следствий. Во-первых, само понятие Власти лишено смысла, если у Власти нет конкуренции. То есть, Власть это обязательно война и противостояние другой Власти. Поэтому идея одной-единственной Власти, безусловно владеющей всем миром и находящейся вне хотя бы потенциальной конкуренции лишена смысла уже по определению. Но тут возникает естественное недоумение: а как же Бог? Вот же Бог - пример Власти, которая владеет всем миром и с которой никто не может конкурировать даже теоретически! Ответ прост: Бог это не только Власть, но и Управление. В отношении к Богу бессмысленно разделять эти понятия. Бог не только владеет всем миром, но и управляет им! Потому-то к Нему и неприменимо понятие Власти, введённое нами именно в противоположность Управлению, специально чтобы разделить в отношении к людям (и демонам) то, что в отношении Бога разделить невозможно.
Я не люблю, когда какие-то мои определения оказываются не применимы к Богу. Это сразу сужает горизонт мысли и лишает её связи с Истиной. Поэтому я трансформирую определение Власти так: владеть значит управлять, либо (хотя бы) иметь возможность не позволить управлять другим.
(С этого определения следовало бы и начать, но я излагаю свои мысли в таком порядке, чтобы читателю было удобно воспринимать их и следить за моей логикой.) Таким образом, я теперь включаю Управление во Власть, оставляя при этом возможность разделить эти понятия, но не взваливая на себя необходимость их разделять.

Далее замечу, что из такого определения Власти сразу же вытекает относительность понятия Власти. Шофер ведь тоже управляет машиной, а значит, и в какой-то мере владеет ею - до тех пор, пока его не уволят. Сторож в саду имеет возможность гонять похитителей, не позволяет им управлять собственностью хозяина - значит, и сторож в какой-то мере владеет садом, пока его не уволят. Это кажется парадоксом, но лишь на первый взгляд. В самом деле, а что если сторож является членом какой-то властной группировки, и он подослан как агент работать в этот сад с какой-то особой целью? А что, если вдруг выяснится даже, что хозяева просто-напросто не смогут его в решающий момент взять и уволить? И тогда вдруг и вовсе выяснится, что на самом деле садом-то владеют вовсе его "хозяева", юридические собственники, а вот именно этот самый сторож как представитель своей Власти (своей властной группировки). Все эти возможности чисто логически заложены в нашем определении; оно гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд.

Итак, ещё раз: снова вдумаемся в это определение Власти: владеть значит управлять либо (хотя бы) иметь возможность не позволить управлять конкурентам.

Относительность такого понятия Власти - штука очень глубокая. Во-первых, никто не может противиться Богу, если Бог захочет напрямую управлять какой-то вещью. Сад может просто сгореть. Голова Берлиоза покатится по асфальту. Любая человеческая власть условна относительна. Как с этим быть? Надо осознать, что любая Власть всегда носит феодальный характер.

Что такое феодальная собственность? Это форма коллективной собственности. (Типа коммунизм, хе-хе.) Рыцарь владеет своим феодом, но его сюзерен (барон) также является владельцем этого куска земли, именно как сюзерен рыцаря. Теоретически, барон может лишить рыцаря этого феода, а заодно и рыцарского звания вообще. Но! Тут надо учесть, что и сам барон не является суверенным владельцем этой земли. Потому что это собственность графа, чьим вассалом является барон. В случае чего рыцарь может (пусть чисто теоретически) обратиться к графу через голову барона, и если граф найдёт, что барон действует НЕ в его интересах, то полетит голова самого барона. И так далее. Над графом - герцог, над герцогом король. И только король действительно является полноправным владельцем этого участка земли, верховным сюзереном и абсолютным субъектом Власти... но увы, чисто теоретически. Потому что теория Власти подсказывает нам, что и власть самого короля ограничена! Во-первых, Богом - королём всех королей. Во-вторых, другими королями - союзниками по коалиции. В-третьих, его собственными герцогами, на которых он опирается. Эти три фактора, ограничивающие Власть короля, грубо и зримо иллюстрируют бренность и относительность всякой земной Власти вообще. При этом я выдвигаю гипотезу: сумма этих трех факторов есть константа. То есть, власть короля как таковая складывается из:
1) благоволения Бога
2) поддержки союзников
3) верности вассалов,
а это значит, что ослабление одного из этих факторов влечет за собой усиление одного двух других, либо утрату Власти вообще. Либо то, либо другое, либо то и другое вместе.

Власть любого человека над чем бы то ни было относительна и обусловлена его включенностью в феодальную иерархию владения. Ты владеешь своей квартирой? Лишь до тех пор, пока государство не приняло решение конфисковать её у тебя. И сделать тут ничего нельзя, потому что именно государство своей Властью обеспечивает твоё право на твою собственность. Только благодаря государству ты можешь выкинуть из квартиры всякого, кто попытается в ней распоряжаться... за исключением того, кто послан этим самым государством именно для того, чтобы этой "твоей" собственностью распорядиться.
Итак, всякая человеческая Власть есть коллективная Власть - впрочем, за исключением Власти одного человека - Иисуса Христа, который не нуждается ни в сюзерене, ни в союзниках, ни в вассалах. Он и является верховной Властью надо всем, Источником и Первопричиной всякой Власти.

Вот такая вот картина, довольно сложная. Но иначе нельзя, так как сам феномен Власти сложен. Размышляя о Власти, надо сразу быть готовым ко всем перечисленным осложенениям, так как они чисто логически заложены в самом понятии Власти.

Dixi

ПОСТРОЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ


Джордж Оруэлл (1903–1950).


НАШ МIР И ЕГО СКРЕПЫ


«Что ты можешь сделать против безумца, который умнее тебя, который безпристрастно выслушивает твои аргументы и продолжает упорствовать в своем безумии?»
Дж. ОРУЭЛЛ.


«Правящая группа теряет власть по четырем причинам. Либо ее победил внешний враг, либо она правит так неумело, что массы поднимают восстание, либо она позволила образоваться сильной и недовольной группе средних, либо потеряла уверенность в себе и желание править. Причины эти не изолированные; обычно в той или иной степени сказываются все четыре. Правящий класс, который сможет предохраниться от них, удержит власть навсегда. В конечном счете решающим фактором является психическое состояние самого правящего класса. […]
Массы никогда не восстают сами по себе и никогда не восстают только потому, что они угнетены. Больше того, они даже не сознают, что угнетены, пока им не дали возможности сравнивать. В повторявшихся экономических кризисах прошлого не было никакой нужды, и теперь их не допускают: могут происходить и происходят другие столь же крупные неурядицы, но политических последствий они не имеют, потому что не оставлено никакой возможности выразить недовольство во внятной форме. […]
…С точки зрения наших нынешних правителей, подлинные опасности – это образование новой группы способных, не полностью занятых, рвущихся к власти людей и рост либерализма и скептицизма в их собственных рядах. Иначе говоря, проблема стоит воспитательная. Это проблема непрерывной формовки сознания направляющей группы и более многочисленной исполнительной группы, которая помещается непосредственно под ней. На сознание масс достаточно воздействовать лишь в отрицательном плане. […]
Вершина пирамиды – Старший Брат. Старший Брат непогрешим и всемогущ. Каждое достижение, каждый успех, каждая победа, каждое научное открытие, все познания, вся мудрость, все счастье, вся доблесть — непосредственно проистекают из его руководства и им вдохновлены. […]
Мы имеем все основания полагать, что он никогда не умрет, и уже сейчас существует значительная неопределенность касательно даты его рождения. Старший Брат – это образ, в котором партия желает предстать перед мiром. Назначение его – служить фокусом для любви, страха и почитания, чувств, которые легче обратить на отдельное лицо, чем на организацию.
Под Старшим Братом – внутренняя партия; численность ее ограничена шестью миллионами – это чуть меньше двух процентов населения Океании. Под внутренней партией – внешняя партия; если внутреннюю уподобить мозгу государства, то внешнюю можно назвать руками.
Ниже – безсловесная масса, которую мы привычно именуем “пролами”; они составляют, по-видимому, восемьдесят пять процентов населения. […]
В принципе принадлежность к одной из этих трех групп не является наследственной. Ребенок членов внутренней партии не принадлежит к ней по праву рождения. И в ту и в другую часть партии принимают после экзамена в возрасте шестнадцати лет. В партии нет предпочтений ни по расовому, ни по географическому признаку.
В самых верхних эшелонах можно встретить и еврея, и негра, и латиноамериканца, и чистокровного индейца; администраторов каждой области набирают из этой же области. Ни в одной части Океании жители не чувствуют себя колониальным народом, которым управляют из далекой столицы. […]
Движения вверх и вниз по социальной лестнице гораздо меньше, чем было при капитализме и даже в доиндустриальную эпоху. Между двумя частями партии определенный обмен происходит – но лишь в той мере, в какой необходимо избавиться от слабых во внутренней партии и обезопасить честолюбивых членов внешней, дав им возможность повышения. […]
Самых способных – тех, кто мог бы стать катализатором недовольства, – полиция мыслей просто берет на заметку и устраняет. […]
Социализм старого толка, приученный бороться с чем-то, называвшимся “классовыми привилегиями”, полагал, что ненаследственное не может быть постоянным. Он не понимал, что преемственность олигархии необязательно должна быть биологической … […]
Суть олигархического правления не в наследной передаче от отца к сыну, а в стойкости определенного мiровоззрения и образа жизни, диктуемых мертвыми живым. Правящая группа – до тех пор правящая группа, пока она в состоянии назначать наследников. Партия озабочена не тем, чтобы увековечить свою кровь, а тем, чтобы увековечить себя. Кто облечен властью – не важно, лишь бы иерархический строй сохранялся неизменным. […]
Пролетариев бояться нечего. Предоставленные самим себе, они из поколения в поколение, из века в век будут все так же работать, плодиться и умирать, не только не покушаясь на бунт, но даже не представляя себе, что жизнь может быть другой.
Опасными они могут стать только в том случае, если прогресс техники потребует, чтобы им давали лучшее образование; но, поскольку военное и коммерческое соперничество уже не играет роли, уровень народного образования фактически снижается.
Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются – безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет. У партийца же, напротив, малейшее отклонение во взглядах, даже по самому маловажному вопросу, считается нетерпимым. […]
…Безконечные чистки, аресты, посадки, пытки и распыления имеют целью не наказать преступника, а устранить тех, кто мог бы когда-нибудь в будущем стать преступником.
У члена партии должны быть не только правильные воззрения, но и правильные инстинкты. Требования к его взглядам и убеждениям зачастую не сформулированы в явном виде – их и нельзя сформулировать, не обнажив противоречивости…»


Джордж Оруэлл «1984» (1949).