?

Log in

No account? Create an account

Сергей

"Мир полон ошибок и лживых слухов; жизнь слишком коротка, чтобы опровергать их все" Питер Акройд

Previous Entry Share Next Entry
Что делать с немцами после победы над ними? План Хоутона.
стихии
habanerra
Оригинал взят у gallago_75в война с немцами -- не только на фронте
Несмотря на то, что американский президент Рузвельт и его окружение были готовы втянуть свою страну в войну против Германии уже в 1939 году, большая часть населения страны в это время к этому была ещё не готова. Были и сильные экономические и политические круги, которые этого тоже не хотели. К примеру, клан Кеннеди был прогерманским и активно выступал против вступления США в войну с Германией, что определёнными кругами не прощено ему и сегодня. Для того, чтобы подготовить американское население к мысли о войне с Германией, в 1940 году в американской прессе началась сильнейшая антинемецкая кампания. Это был радикальный поворот в общественном мнении, если учитывать, что ещё в 1939 году Гитлер был провозглашён в Америке человеком года. В 1940 году в прессу были введены две темы – критика политики Гитлера по отношению к евреям и угроза интервенции немецких войск против «братского английского народа». «Так как среди широких слоёв американского населения антисемитизм был довольно сильно распространён..., - пишет Клаус Райнер Рёль в вышеуказанной книге, - ... для партии войны самым важным аргументом стало не преследование евреев, а угроза Англии со стороны «гуннов», победно марширующих по Европе с 1940 года».
Во всяком случае, Америка была ещё нейтральной, когда в марте 1941 года вышеупомянутый коммерсант и историк-любитель Теодор Кауфман выпустил свою книгу «Германия должна погибнуть». Книга эта была страшной провокацией против стран, воюющих с гитлеровской Германией и ещё больше против евреев, которые оставались в Германии и в зоне гитлеровской оккупации. В её первых шести главах он делает краткий экскурс в 2000-летнюю историю немцев, начиная со времён Великого переселения народов, и делает вывод, что на протяжении всей своей истории немцы постоянно представляли собой смертельную угрозу всему миру. И поэтому, писал в своей книге Кауфман, в этой войне виноват не Гитлер. Гитлер, Бисмарк, кайзер – «все эти мужи (...) всего лишь отражают длящуюся на протяжении столетий, врождённую страсть немцев к завоеваниям и массовым убийствам (...) Жизненно важно, чтобы мы поняли неопровержимый факт, что нацисты не являются существами, стоящими за пределами немецкого народа. Они и есть немецкий народ!».
То есть все немцы – убийцы! Врождённые расисты! Идеи Кауфмана очень схожи с идеями другого его соплеменника, но уже нашего современника, выпускника Гарвардского университета Даниэля Ионы Гольдхагена. Даже мы, переселенцы 90-х годов, хорошо помним, с каким извращённым восторгом принимала этого почти не известного в США молодого историка национал-мазохистская общественность, пресса и телевидение Германии с его книжонкой «Добровольные палачи Гитлера» («Hitlers willige Vollstrecker»). Главная идея книги та же, что и у Кауфмана: немцы уже задолго до Гитлера «были беременны мировоззрением убийц».Правда, в отличие от Гольдхагена, Кауфман предлагал ещё и конкретные меры по отношению к этому «народу убийц». Он заявлял и доказывал, что после войны все немцы должны быть стерилизованы (!), а территория Германии должна быть поделена между Голландией, Бельгией, Францией, Чехословакией и Польшей.
Для этого он предлагал мобилизовать 25 тысяч докторов, чтобы каждый из них ежедневно стерилизовал по 25 немецких мужчин и женщин. И, таким образом, за три месяца все немцы, мужчины и женщины, будут стерилизованы. «А через 60 лет немцы как нация исчезнут, - заявлял он, - и немецкие евреи разделяют моё мнение».
Геббельс не только приказал всем германским радиостанциям передавать содержание книги Кауфмана, а в прессе публиковать статьи и давать книгу кусками на английском и немецком языках, но и, с началом войны против СССР в июне 1941 года, приказал указывать на то, что сейчас Германия ведет войну с главным форпостом еврейского засилья - Советским Союзом.

Пропагандистский аппарат Геббельса не мог бы придумать ничего лучшего для развёртывания антисемитской пропаганды любого рода, чем книга Кауфмана. Быстро была сочинена легенда о том, что Кауфман является ближайшим сотрудником и советником президента Рузвельта. Почти всё это было ложью. Но только почти. На самом деле со времён своего сотрудничества с газетой „Jewish Chronicle» он был знаком с одним из советников Рузвельта Самуэлем Роземаном, который входил в так называемый «кухонный кабинет» президента, как в прессе называли круг его близких еврейских друзей-советников. Читал ли Рузвельт книгу Кауфмана, оказала ли она на него влияние? Некоторые косвенные данные это подтверждают. Например, как-то в разговоре со своим министром финансов Генри Моргентау, наиболее влиятельным в политических кругах США того времени представителем американского еврейства, он заявил: «Нам надо либо кастрировать всё немецкое население, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они больше были не в состоянии производить на свет людей, способных продолжить творить те же дела» (из дневников Генри Моргентау, цитиру-
ется по Klaus Rainer Röhl, Verbotene Trauer. Ende der deutschen Tabus. München, 2002).
Современные западные исследователи стараются доказать, что идеи Кауфмана никакой роли не сыграли. Но это не совсем так. В 1942 году Кауфман издал вторую книгу, в которой первым выдвинул идею перевоспитания немецкого народа. Этот второй план Кауфмана состоит из десяти пунктов, и самое удивительное в них то, что они предлагают после войны сделать с Германией как раз то, что союзники с ней на самом деле после победы и сделали, а именно: отчуждение восточных районов страны, перенесение столицы из Берлина на запад, перевоспитание, в особенности немецкой молодёжи, контроль над прессой и радио со стороны оккупационных режимов и т.д. Таким образом, Теодора Кауфмана сумасшедшим не назовёшь, если, конечно, не считать психическим или умственным отклонением его убеждённость, что все немцы - урождённые убийцы и антисемиты, что все 18 миллионов солдат немецкого вермахта – это преступники,а все немцы коллективно - «добровольные преступники Гитлера». Но такое «отклонение» было свойственно тогда не одному только Кауфману, да ещё и сегодня от него не излечились многие, в том числе и среди политиков самой Германии.

Выведение новой породы немцев. План Хоутона

В августе 1944 года союзники начали активно продумывать вопрос о том, что же делать с немцами после победы над ними. И, надо сказать прямо, это были мысли очень схожие в своей основе с мыслями Кауфмана, хотя и не такие людоедские. Идея стерилизации немцев была отброшена как слишком абсурдная. Но всё же - как «обезвредить немцев на все времена»?
Большую роль в выработке плана для послевоенной Германии сыграли мысли гарвардского профессора Е.А. Хоутона (E.A.Hooton). В январе 1943 года он выдвинул идею изменить наследственность немцев путем организации массовой иммиграции иностранцев в Германию. Идея эта не менее расистская, чем идеи Гиммлера и Розенберга улучшить расовый тип немцев путём поощрения браков «расово чистых» белокурых мужчин и женщин. 4 января 1944 года многотиражный американский журнал «Peabody Magazin» (PM) опубликовал данные проведённого опроса, в котором, как известно, приняли участие даже Альберт Эйнштейн и Томас Манн. Вопрос звучал так: «Должны ли мы немцев уничтожить или спасти?».
Вот тогда-то видный американский антрополог, сторонник идеи Кауфмана о врождённой агрессивности немцев, и предложил путём их скрещивания с другими народами «вывести новую породу» неагрессивных немцев. Использовать, так сказать, передовые идеи науки генетики. Эту цель можно очень легко достичь следующим образом, предлагал он: необходимо лет на 20 удалить захваченных в плен немецких солдат из страны, поместив их в иностранных лагерях для военнопленных, и всячески содействовать в это время заключению браков с солдатами оккупационных войск и специально для этого поддерживать иммиграцию иностранных мужчин в Германию. Таким путём можно будет существенно уменьшить количество чистых в расовом отношении немцев. Хоутон утверждал, что ошибочно говорить о хороших и плохих немцах. Единственные хорошие немцы – это, по его мнению, «выехавшие из Германии и мёртвые».
Видимо, из тех же соображений советское командование, наоборот, всячески препятствовало заключению браков между советскими солдатам и немецкими женщинами. Осуждались общественным мнением также и браки между русскими и российскими немцами в военный и послевоенный период в самом СССР. Здесь, наоборот, чистая и благородная русская кровь, видимо, не должна была быть подпорчена плохой немецкой.

http://www.rd-zeitung.eu/obzor/gdaub.htm

  • 1
После войны, группа ученых, проверила и выяснила, что в сходных условиях и американец, и израильтянин, и любой европеец будут вести себя сходным образом. В России естественно эти следования не проводились. Но, у нас есть сотня примеров из жизни, что и мы в точности такие же

Черчиль, имевший долю еврейской крови, предполагал после победы над Гитлером превратить Германию в большое картофельное поле, ему же принадлежит чудовищная мысль уничтожить авиацией Дрезден. Мстительное чувство к побежденным, как правило, испытывают ущербные люди, к русским, слава Богу, это не относится.

Я думаю, про картофельное поле это просто слова.
К стати уничтожение авиацией крупных немецких городов принадлежала Карлу Эндрю Спаатслу. И Дрезден всего лишь один из сотни немецких городов подвергшихся подобной экзекуции.

Дрезден совершенно бессмысленный в военном отношении акт мести, не объяснимый никакими соображениями. Война в классическом понимании всегда предполагает заключение мира, а не тотальное уничтожение врага, иначе она превращается в "справедливую" (по Карлу Шмитту), которая подразумевает тотальную и беспощадную войну со Злом, лишая врага человеческого отношения к себе.

Почему только мести? вы думаете в феврале 45 года немцы представляли собой дохлую собаку? Только в декабре была Битва в Хюртгенском лесу. Где союзники протоптались четыре месяца, и имея тотальное превосходство в танках и авиации только в декабре смогли прорвать оборону, понеся большие потери. Только что закончилась битва в Арденах, в которой союзника было крайне не сладко. И пока Русские не форсировали Одер, и немцы не поняли что ВСЕ кончено, и не стали сдаваться дивизиями - была война. И очень тяжелая, и именно для союзников.

Edited at 2014-02-13 08:07 pm (UTC)

А есть аналогичный пример уничтожения мирного населения немецких городов советской авиацией с целью устрашения и деморализации противника? За исключением Берлина.

У нас практически не было стратегической авиации к 45 году.

"Я думаю, про картофельное поле это просто слова. " - а "Майн Кампф " не просто?

И потом, почему Дрезден акт мести а Кельн, Любек или Гамбург - нет? Уж если бюрократическая машина сказала что она должна разрушить намеченные города, То я думаю, то с упорством человека убивающего жирафа она (машина) будет это делать.

Жаль, сама из таких, "безопасных немцев"...

Когда Вы это поняли, что из "безопасных"?

Раз не чистокровная немка, то "безопасная". Если верить данной статье. А вообще - грустно.

Где-то читал мнение, что в Германии после войны нацию "сломали" психологически, проведя унизительную процедуру денацификации, заставив потомков отречься от своих предков и покаяться за политический режим, так напугавший весь мир. То же самое произошло и в Венгрии, о чем можно найти в моём журнале.

Думаю, у Г.Климова.

Денацификация и самый настоящий террор против немцев ( с казнями за найденный портрет Гитлера) имела место и об этом есть не только у Климова. Германию спасло то, что сталинский СССР был плохо дрессируемй собакой для мирового правительства и оно отложило уничтожение страны -- до начала нулевых.

  • 1